// // «У нас судят жертв»: дело студентки, ударившей ножницами напавшего на нее соседа, рассмотрят заново

«У нас судят жертв»: дело студентки, ударившей ножницами напавшего на нее соседа, рассмотрят заново

2775

Дело жертвы


Фото: https://cheb.media/
В разделе

Ибресинский районный суд начал повторное рассмотрение дела Анастасии Раймовой. Адвокаты девушки полагают, что ранение напавшему на нее мужчине нанесла вовсе не Настя. История, принявшая столь любопытный оборот, произошла 17 октября 2018 года в селе Чувашские Тимяши.

Напомним, как уже сообщала «Версия», защищаясь от угроз и побоев пьяного соседа, 22-летняя студентка педагогического факультета Анастасия Раймова ударила его первым, что подвернулось под руку. На беду самой девушки, это оказались канцелярские ножницы.

Мировой суд соседа виновным в рукоприкладстве, конечно, тогда признал, но вот самой Насте вменили превышение необходимой самообороны. Ибресинский райсуд обозначил ее виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью и приговорил к 3 годам лишения свободы условно.

В мае 2019 года Верховный суд приговор отменил, а 18 июня начались повторные слушания.

Адовкаты девушки, Виктор Мандрюков и Анатолий Тимофеев, рассказали «RT» о многочисленных процессуальных нарушениях, допущенных во время первых слушаний, в результате которых Насте и вынесли, такой, мягко говоря, сомнительный приговор.

В частности, следователь сам переводил показания свидетельницы Надежды Александровой с чувашского языка на русский. По словам адвоката Мардюкова, права делать это он не имел, так как является следователем, а не переводчиком, а сама Александрова по-русски не говорит. Да и самого раненного, уверены юристы, должным образом не осматривали, удовлетворились кратким описанием полученного им ранения в амбулаторной карте.

Вопросов в этом деле, действительно, больше чем ответов. Например, почему потерпевшему соседу делали операцию только в 23 часа, если Настя ударила его ножницами в половине пятого вечера? Мог ли человек с открытой раной с животе доехать на велосипеде до дома Надежды Александровой, и где он находился все остальное время?

Сторона защиты склонна считать, что ранение так называемому потерпевшему нанесла вовсе не Раймова, а случилось это несколькими часами позже во дворе его собственного дома. Может быть, кто-то из родственников, кого он теперь покрывает, перекладывая вину на остановившую его измывательства девушку?

Адвокаты Насти полагают, что канцелярские ножницы, которыми пришлось отбиваться Анастасии, просто не могли пробить ткань надетого на соседе бушлата, и заказанная ими повторная экспертиза это подтверждает: характер раны не совпал со следами ножниц на одежде.

Первое заседание суда, прошедшее 19 июня, едва не закончилось скандалом. Адвокат Виктор Мандрюков пригрозил написать заявление об отводе судьи, заподозрив, что тот намеренно занял сторону обвинения. Слушание в итоге перенесли на 1 июля.

Ранее, рассказывая о случившемся, сама Раймова упомянула о том, что якобы пострадавший от ее действий сосед уже был судим, - кто бы мог подумать! – за побои и изнасилование. Нет смысла судить о том, сделал ли мужчина какие-то выводы из собственного прошлого. Но имеет смысл еще раз повторить слова самой Насти: «Я очень испугалась».

Сейчас девушка надеется на справедливость, но уже понимает, что на педагогической карьере, о которой она мечтала, вероятно, придется поставить крест. Теперь Настя собирается поступить на юрфак и стать адвокатом, потому что, по ее собственным наблюдениям, «у нас судят жертв, а настоящих преступников, от которых они пытались защититься, выставляют жертвами».

По теме

Но главный парадокс этого дела заключается в том, что девушка, не пожелавшая стать очередной жертвой бессмысленного и беспощадного пьяного бытового насилия, оказалась на скамье подсудимых.

Кстати, совсем недавно «Версия в Татарстане» рассказывала с деле бизнесмена Евгения Деданина, который 18 сентября убил ножом двух грабителей, ворвавшихся в его дом и связавших его и его супругу. Ему удалось обмануть грабителей, развязаться и взять в руки нож... Его тогда тоже обвинили в превышении допустимой самообороны. Но прокуратура настояла на том, что как человек и гражданин коммерсант имел право защищать свою жизнь и имущество. Виновными признали тех, кто на все это посягнул.

Перечислять примеры, имеющие место по всей России, можно очень долго, но общий знаменатель во всех этих делах один: почему-то жертву признают жертвой только в условиях общественного резонанса.

В случае с Анастасией Раймовой доказать наличие у нее канцелярских ножниц, конечно, быстрее и легче, чем аргументировано доказать уровень грозившей ей опасности от распоясавшихся пьяниц. Остается только порадоваться, что следствие не располагает версией, согласно которой девушка сама намеренно покушалась на жизнь обезумевшего от алкоголя соседа.

С одной стороны, нашумевшее дело Евгения Деданина – прецедент. С другой - именно такие прецеденты дают надежду на то, что справедливость рано или поздно восторжествует. Но остаются вопросы - с чего это полицейские так рьяно держатся за виновность девушки? Рассчитывают на ордена, премии, звания и премиальные, которые, как им казалось, легче достанутся им при обвинении девушки? И за этими побрякушками не замечают жизни человеческой? Очень на это похоже, ведь, давно известно, что так называемая честь полицейского мундира - всего лишь фиговый листок, которым они, когда им выгодно, периодически пытаются прикрывать срам непрофессионализма и корыстной заинтересованности, равнодушия и меркантильности. Мало доказательств? А недавнее дело Голунова? Что же, нужно и в данном случае, вмешательство министра МВД Колокольцева, чтобы чувашские полицейские оценили дело с точки зрения закона и гражданского правосознания? Кстати, не понятна в этом деле и позиция прокуратуры, которая, как видим, поддерживала претензии полицейских к Раймовой.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.06.2019 12:20
Комментарии 0
Наша версия Марий Эл, Чувашия - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх