Версия // Общество // Депутат Госсобрания Марий Эл Наталия Глущенко настаивает на поиске истинных виновников лесного пожара

Депутат Госсобрания Марий Эл Наталия Глущенко настаивает на поиске истинных виновников лесного пожара

2910

Что стало искрой?

В разделе

Власти Марий Эл пока не отменили режим ЧС, введенный из-за лесного пожара. Между тем, по мнению депутата Госсобрания РМЭ Наталии Глущенко, пришло время, чтобы найти виновных в катастрофе.

В Марий Эл продолжают бороться с масштабным лесным пожаром в Куярском лесничестве, расположенном на территории Медведевского района. По официальной информации, к 1 сентября 2021 года очагов открытого горения уже не было, а площадь тления составляла около шести гектаров. Несмотря на то, что власти не снимают введенный в республике режим ЧС, как минимум, до 6 сентября, угроза распространения огня почти нейтрализована, а первые эмоции уже улеглись. Наверное, сейчас самое время вплотную заняться поисками ответа на вопрос «из чьей искры возгорелось пламя», то есть выяснить, что стало причиной серьезного пожара, который едва не уничтожил одно из главных богатств РМЭ — лес. А также поискать тех, кто своими действиями или бездействием эту ситуацию допустил.

Расследованием причин лесного пожара занимаются сразу несколько структур. Так, проверку по факту возгорания в Куярском лесничестве проводит республиканская прокуратура. Занимаются этим и дознаватели ГУ МЧС по Марий Эл. Оба ведомства сходятся во мнении, что во всем может быть виновата стихия. «Предварительная версия возникновения пожара – сухая гроза», - сообщают спасатели, почти дословно повторяя предварительную версию надзорного органа. Хорошая версия. Стихия виновата, поэтому искать виновника, доказывать его вину - работать - не надо. И с кем не надо не поссоришься. Версия удобная и ленивая.

Однако некоторые жители республики придерживаются иного мнения. «Когда мы разговаривали с людьми, почти все практически в один голос отвечали, что считают главной причиной возгорания не грозу, а человеческий фактор», - рассказывает депутат Госсобрания республики Наталия Глущенко.

Напомним, первые сообщения об очаге возгорания неподалеку от озера Карась появились еще 18 августа. Тогда лесохрана будто бы смогла справиться с пламенем своими силами. Однако уже к полудню следующего дня лес полыхал вновь, а жителей близлежащих населенных пунктов, отдыхающих в местных санаториях и детей из оздоровительных лагерей экстренно эвакуировали. Перекрыли и Кокшайский тракт.

На место возгорания прибыла группировка МЧС. Но спасателей было слишком мало, а спецтехники недостаточно — огонь стремительно распространялся, и в ночь с 19 на 20 августа едва не уничтожил деревню Студенка. К утру 21 августа площадь возгорания увеличилась почти до 900 гектаров. На тот момент стало ясно, что справиться своими силами марийские спасатели уже не смогут. К тушению пожара подключились военные, добровольцы из числа гражданского населения и профессиональные огнеборцы из других регионов. Стоит отметить, что помощь «соседей» власти Марий Эл принимали избирательно. Так, МЧС Кировской области подключилась к тушению пожара уже 21 августа, а вот от помощи Чувашии руководство РМЭ по какой-то причине отказалось. Что двигало руководством Марий Эл - личные амбиции, излишняя самоуверенность или что-то еще? Между тем, из-за острой нехватки профессиональных спасателей к тушению лесного пожара привлекали волонтеров. При этом, некоторые из них имели весьма смутное представление о том, на что «подписываются», излишне романтизируя свои задачи. Были и те, кто воспринимал серьезную операцию как некий квест, компьютерную игру, воплотившуюся в реальности.

По теме

Кстати, призывая добровольцев, правительство требовало, чтобы те прибывали на пункты сбора полностью экипированными. Отчасти этого требовали соображения безопасности самих добровольных помощников. Но в то же время рядом с сообщениями о наборе волонтеров то и дело мелькали просьбы о сборе самого необходимого для всех участвующих в тушении пожара - для народных помощников и для профессиональных пожарных. Создавалось впечатление, что руководство региона не в состоянии обеспечить их не только продуктами питания и сменной одеждой, но и элементарными медикаментами. В сообщениях, опубликованных в соцсети «Вконтакте» от имени министра спорта РМЭ Лидии Батюковой говорилось, что людям, которые борются с огнем, необходимы шнурки, носки, трусы, шлепки, обезболивающие препараты, средства от аллергии и глазные капли. И жители все, о чем просила министр, собирали, но в соцсетях негодовали. « Взяли все правительство да и скинулись по 1000, вот и помогли бы подкупить необходимое», « Какой позор для правительства республики!», «Люди то соберут помощь, а что республика совсем нищая, что даже такого набора не может выделить волонтерам???», - писали жители республики.

Стоит отметить, что принимавшие участие в борьбе с огнем спасатели неоднократно отмечали, что справиться со стихией поможет только сильный дождь. Но при этом продолжали делать свою работу, пытаясь не позволить огню распространяться. А в это время врио начальника регионального управления МЧС Алексей Сабадырев, комментируя перспективы распространения пожара заявил, что сам он «ветром не управляет, а дождя в ближайшее время, судя по прогнозам синоптиков, не ожидается». То есть, чем и как дело кончится, этот начальник профессиональных спасателей предположить не смог. Странно и неуютно быть под защитой людей, уповающих на силы природы, а не на свои профессионализм и мужество - по крайней мере, многие именно так отреагировали на комментарий Сабадырева.

Пока полыхал пожар, депутат Наталия Глущенко ежедневно выезжала на «линию огня» и своими глазами видела все, что там происходило. После одной из первых поездок она написала заявление в республиканскую прокуратуру и потребовала найти тех, кто в период действия особого противопожарного режима бездействовал, не обеспечивая необходимым контролем введенные ограничения на посещение лесов. «Все лето у нас длился пожароопасный период. Было понятно, что это рано или поздно могло бы случиться. Но власти бездействовали. Первые посты полиции появились только после того, как возгорание разрослось до ЧП республиканского масштаба», - считает она. Действительно, несмотря на запреты и ограничения попасть в лес мог любой желающий. Люди не встречая препятствий отдыхали на озере Карась (там, где зафиксировали первые очаги пожара), разводили костры, жарили шашлыки. Получается, что власти региона ввели запрет на посещение лесов, но не контролировали его соблюдение? То есть, совершенно формальный документ - для отчета перед вышестоящими инстанциями? Кстати, даже после того, как огонь обуздали, лес по-прежнему открыт для посещений. Так, обозревателю «Версии» рассказали, что неким любителям острых ощущений без каких-либо препятствий удалось проехать до Карася и до озера Чуркан. Даже сейчас, когда огонь удалось удержать ценой немалых усилий рядовых пожарных и неравнодушных жителей Марий Эл, выводы из произошедшего, видимо, не сделаны.

Впрочем, в этом нет ничего удивительного. По некоторым данным, лесников в республике катастрофически мало. В первую очередь, не хватает лесников-обходчиков, на которых ранее возлагались обязанности по предупреждению и предотвращению пожаров. В настоящее время они практически не обладают какими бы то ни было серьезными полномочиями. По какой причине целое десятилетие руководство республики спокойно смотрело на то, как лесная отрасль уничтожается? Почему не забили тревогу на федеральном уровне? Не хотели портить отношения, заботились о карьерах, а лес - мелочь, гори он огнем?

Печальна и участь лесохраны. Как видно из случившегося, эта система работает сама по себе, без какой-либо централизации и тесного контакта со структурами МЧС. Более суток эта служба пыталась тушить пожар самостоятельно. Наверное, на начальном этапе, когда огонь распространялся не так стремительно, можно было справится с ним, отделавшись, что называется, малой кровью. Но лесохрана осталась один на один со стихией, а руководство республиканского управления МЧС, видимо, довольствовалось сообщениями о том, что огонь локализован, забыв об опыте десятилетней давности?

Подводя итоги, можно предположить, что лесной пожар, парализовавший жизнь республики — логичное следствие совокупности факторов. Несомненно, в случившемся отчасти виноваты сами жители, которые не взирая на ограничения и жаркую засушливую погоду продолжали разводить костры, игнорируя элементарные меры безопасности. Частично вина в случившемся, наверное, лежит и на руководстве регионального управления МЧС, которое, по вероятности, не придало должного значения поступившим сообщениям о возгорании 18 августа. Но, думается, основная ответственность за произошедшее все-таки лежит на республиканских властях. С чьего согласия много лет ослаблялась служба лесохраны, кто не позаботился о контроле за исполнением собственных запретов и ограничений? Не сочли нужным или понадеялись на авось? «В истории с тушением лесного пожара 2021 года можно ставить точку. А эпопея с поиском виновных только начинается», - считает Наталия Глущенко. Ведь не так уж и важно, кто бросил горящую спичку или не залил костер. Важно выяснить, с чьего попустительства это стало возможным. И именно сейчас, когда подводятся итоги, хотелось бы, чтобы в строю отважных пожарных, волонтеров и добровольцев не затерялись виновники катастрофы, какие бы чины и звания они не носили, какие бы должности не занимали. Иначе различные катаклизмы, приносящие горе жителям республики, будут попросту неизбежны.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 02.09.2021 22:48
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия Марий Эл, Чувашия - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх