// // Семье женщины-инвалида из Чувашии предложили переехать из бывшей конюшни в дачный домик из фанеры и пенопласта

Семье женщины-инвалида из Чувашии предложили переехать из бывшей конюшни в дачный домик из фанеры и пенопласта

5942

Барак для лошадей и людей

4
В разделе

Семья женщины-инвалида из Алатырского района Чувашии более 10 лет ютится в бараке - бывшей конюшне. Властям, местным и республиканским, на судьбу больной пенсионерки, по всей видимости, наплевать. С исполнением программы расселения аварийного и ветхого жилья у них все в полном порядке. По крайней мере, на бумаге.

Купленный дом оказался конским бараком

Жительнице села Алтышево в Алатырском районе Чувашии Татьяне Шестаковой 56 лет. Она страдает от серьезного заболевания – атрофии мышц, может передвигаться только на инвалидном кресле. Строение, в котором больная женщина обитает, построили в первой половине XX века под конюшню.

Уже 11 лет Шестакова вместе с сыном Сергеем доказывает различным властным инстанциям, что ее дом (хотя таковым его можно назвать с большой натяжкой) является аварийным, поэтому просит предоставить ей нормальное жилье.

Районные власти, вроде бы, пошли ей навстречу и построили для женщины-инвалида дом за 1,5 млн рублей, но из… фанеры и пенопласта, который в наших климатических условиях годится разве что под дачу. Татьяна Шестакова не может в это «жилище» въехать – коляска не проходит в узкие дверные проемы, а маленькие комнатушки не имеют пространства для маневра. Однако местные чиновники полны решимости заселить Шестакову в этот «домик» насильно, в судебном порядке. Вот такой вот «гуманизм» алатырско-чувашского розлива.

Администрация Алатырского района долго отказывалась признавать барак 1929 года, в котором ютятся Шестаковы, аварийным. Причем 1929-й – это не год постройки барака, тогда его привезли сюда из Канаша. Раньше в нем располагались лошади (а теперь люди). В бывшем конном бараке жили борцы за коллективизацию. По документам, в том же 1929 году кровлю постройки меняли с деревянной на черепичную. В доме нет канализации, а из-за высоких порогов Татьяна Шестакова вынуждена передвигаться на слабых руках. В довершении ко всему барак стоит на болоте и его периодически подтапливает. В общем, жильем все это назвать нельзя.

Домик из пенопласта и фанеры для инвалида

Шестаковы переехали в этот барак в 2005 году из Оренбургской области, вернувшись на историческую родину. Причем барак они купили. Что строение аварийное, они узнали лишь спустя два года после «новоселья».

По теме

Чиновники наотрез отказывались признать столетний барак аварийным. Пошли на попятную только после экспертиз и судебных тяжб. Халупа официально стала аварийной в 2011 году. Далее женщине-инвалиду должны были предоставить либо средства для покупки нового благоустроенного жилья, либо новый дом. Шестаковы выбрали второй вариант.

Новый дом построили в 2013 году. Сельская администрация предложила Татьяне Шестаковой письменно отказаться от прежнего жилья и въехать в новое. Но ей пришлось отказаться от этой новостройки, когда они - инвалид - даже не смогла попасть внутрь этого одноэтажного строения, настолько он не был приспособлен для ее проживания. Да и для проживания вообще. Сейчас этот участок зарастает бурьяном. Пандус уже прогнил. О качестве этого дома говорит и то, что одна из стен обита фанерой, за которой виднеется… пенопласт. Кстати, дом этот двухквартирный. Потенциальная соседка Шестаковой доверительно рассказывала ей, что ее ванна провалилась под пол.

Женщина заявила чиновникам сельской администрации, что в такой дом жить не пойдет и предложила дать ей 1,5 млн рублей (в такую сумму власти оценили аварийное жилье Шестаковой), чтобы она сама заказала строительство нормального жилья. Кстати, такая же сумма прописана в контракте с ООО «Жилстрой», построившим дом из фанеры и пенопласта. Хотя Шестаковы сомневаются, что столько может стоить этот, с позволенья сказать, дом. Кстати, фундамент которого всего 40 см!

Но деньги на строительство сельская администрация предоставлять ей отказалась. Тогда Татьяна Шестакова написала жалобу в прокуратуру. Проверка надзорного ведомства выяснила: дом, куда пытаются вселить инвалида, не пригоден для проживания больного человека, требующего постоянного ухода. В 2014 году прокуратура судилась по этому поводу с администрацией Алатырского района и… проиграла. Главный аргумент суда просто поражает: строители, дескать, не ведали, для кого возводят дом. Значит, дом из пенопласта и фанеры, без канализации все-таки можно назвать жилым? Но кого туда вселять? Лучше всего судью, принявшую это безумное решение. И главу администрации, посчитавшего это строение жилым домом - им обоим там самое место.

Колясочницу хотят пересилить насильно!

Тем временем Татьяна Шестакова вместе с сыном добилась-таки предоставления ей жилья социального найма без очереди. Но это судебное решение (в отличие от прежнего) никто не исполняет. В 2016 году районные власти по документам изъяли ее барак для муниципальных нужд и запретили совершать с этой недвижимостью какие-либо сделки. После повторного отказа от навязанного переезда местная администрация сама подала в суд на инвалида. Но в этом своем иске власти оценили барак уже не в 1,5 миллиона, а в... 203 тысячи рублей. Тяжба пока продолжается. Кстати, не интересно ли, например, прокуратуре поинтересоваться такими ценовыми метаморфозами?

Администрация сельского поселения действительно намеревается «убить двух зайцев»: отобрать у Шестаковых барак и вселить их в «пенопластовый» домик. Но ведь есть два решения суда: по одному женщина признана нуждающейся в улучшении жилищных условий, а по второму - ее барак признали аварийным, и Шестаковой полагается компенсация за жилое помещение или новая благоустроенная жилплощадь. Шестаковы с помощью адвоката продолжают борьбу за нормальное жилье. Но когда женщина-инвалид получит положенные по закону квадратные метры, пока не ясно.

Сытый бездомного не разумеет

Конечно, у сотрудников райадминистрации и администрации сельского поселения с жильем все в порядке. Например, у главы Алатырского района Нины Шпилевой и главы Алтышевской сельской администрации Валентина Кедярова. То же самое можно сказать о министре труда и соцзащиты ЧР Сергее Димитриеве и министре строительства и ЖКХ ЧР Владимире Максимове. Им, вероятно, не понять насущные нужды семьи пенсионерки с инвалидностью. Причем, такие случаи в республике не редкость. Издевательство над обездоленными людьми стало повсеместной практикой в годы правления главы Чувашии Михаила Игнатьева. Интересно, что сказал бы Михаил Васильевич, если бы его и его министров хотя бы месяц, в качестве социального эксперимента, заставили пожить в подобном конском бараке? Интересно было бы почитать его впечатления в социальных сетях. Или чиновники считают, что они чем-то лучше этой женщины или больше пользы Отечеству принесли? Пользы, оплаченной зарплатами, бонусами, льготами и привилегиями. Это как минимум. А, случайно, все это не перевешивает ли принесенную пользу-то?

Кстати, за срыв программы переселения из ветхого и аварийного жилья Чувашия уже попадала в «черный список» Фонда содействия реформированию ЖКХ. А бывший омбудсмен республики Юрий Кручинин обвинил власти Чувашии, что ради сохранения своих постов чиновники выдают квартиры переселенцам из ветхого жилья в построенных с нарушениями домах без коммуникаций. За что и поплатился должностью. Где уж тут до судьбы женщины-инвалида.

Даже в таком вроде бы благополучном регионе ПФО, как Татарстан, дела с переселением из аварийного и ветхого жилья обстоят неважно. Например, мэрия Казани бросила ветерана войны в гнилом доме без воды и туалета. А городские власти Зеленодольска продолжает судиться с обитателями аварийного жилья, пытаясь выкинуть сотни людей на улицу.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.11.2018 08:01
Комментарии 1
Еще на сайте
Наша версия Марий Эл, Чувашия - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх