// // В Чебоксарах Московский райсуд помогал беззаконию

В Чебоксарах Московский райсуд помогал беззаконию

1894

Услуга от Фемиды


Фото: http://gov.cap.ru
В разделе

Верховный суд республики отклонил апелляцию по нашумевшему делу бывшего ректора ЧГУ Всеволода Агакова и его соучастников. В силе осталось решение Ленинского районного суда Чебоксар, который признал отставного руководителя вуза и его проректора виновными в покушении на мошенничество группой лиц по предварительному сговору.

Вектор ректора

Им назначено 4 года лишения свободы условно со штрафом в размере 600 тыс. рублей каждому. Двух других фигурантов уголовного дела признали виновными в покушении на мошенничество, назначив условно 3 года 2 месяца и 3,5 года, оштрафовав на 500 тыс. рублей.

Уголовный процесс о попытке незаконной приватизации служебных квартир напоминал заседание ученого совета. На скамье подсудимых восседал бывший ректор Чувашского госуниверситета Всеволод Агаков, его дочь – доцент Татьяна Агафонкина, директор Батыревского филиала ЧГУ Людмила Лялина и бывший проректор по экономическим вопросам Алла Иванова. Всем им инкриминировалось покушение на мошенничество в особо крупном размере. Интригу подогревала группа необычных свидетелей обвинения – это работники Московского райсуда столицы Чувашии во главе с его тогдашним председателем Верой Зуевой. Наблюдатели полагают, что данное уголовное дело, возможно, войдет и в учебники юриспруденции.

Обстоятельства данной аферы всколыхнули университетскую общественность. По версии следствия, подозреваемые Агафонкина и Лялина, не без помощи сотрудников Московского райсуда, попытались в 2013 году получить бесплатно в собственность две двухкомнатные квартиры общей рыночной стоимостью более 7 млн рублей. Но эти квартиры имели статус служебных, то есть они могли предоставляться особо нуждающимся работникам ЧГУ не навсегда, а только на время их трудовой деятельности в главном вузе республики.

Согласно материалам следствия, озвученным на процессе, охотники за дармовыми квартирами обратились в суд с притворным требованием признать за ними право на приватизацию. Притворность заключалась в том, что ответчик – университет в лице ректора Агакова и проректора Ивановой – и не собирался сопротивляться стремлению своих сотрудников, хотя был должен это делать.

А суд особо ничего не проверял, к документам – вернее, к их отсутствию – не придирался, вся юридическая процедура заняла не больше получаса. В определенной степени эта оперативность объясняется тем, что университетское дело приняла к производству лично тогдашний председатель Московского райсуда Вера Зуева, которая в основном рассматривает категории споров, не связанных с жилищными правоотношениями.

Что позволено Юпитеру

«В конце 2012 года граждане Лялина и Агафонкина обратились с исками о признании незаконным отказа в приватизации, – сообщила на процессе свидетель Н. Качина, работавшая секретарем судьи. – Судья Кулагина, которой поручили дело, запросила документы, которые так и не были представлены ни истцами, ни вузом»…

А потом заявители вообще перестали являться в суд, их иски были оставлены без рассмотрения. Зато в 2013 году, при повторном обращении, квартирное университетское дело под председательством Зуевой пошло быстро и без проволочек.

«В действительности гражданский процесс по признанию права на приватизацию и незаконности отказа в признании этого права – довольно длительная процедура, – пояснила председатель правления Чувашской республиканской общественной организации «Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам» Галина Вронская. – Суд обязан тщательно проверять доводы тех, кто обращается в суд за защитой права, оценивать доказательства по принципу их относимости и допустимости. Незаверенные копии документов не могут лечь в основу судебного постановления. К тому же в ЧГУ юридическая служба всегда зорко стоит на страже федерального имущества».

По теме

В качестве примера Вронская привела недавний случай из собственной судебной практики. Чувашский госуниверситет вышел с иском к бывшему преподавателю Л. Трофимову о выселении из комнаты в общежитии. Калининский райсуд в иске отказал, так как полагал, что педагог, кандидат наук, проработавший в вузе более десяти лет, уволившийся не по собственному желанию, да еще и очередник на улучшение жилищных условий, инвалид, не может быть выселен. Университет был возмущен. Юристы незамедлительно настрочили жалобу в Верховный суд Чувашии в защиту госсобственности.

И высшая судебная инстанция, несмотря на протест прокуратуры, выселила-таки Трофимова, невзирая на его тяжелое материальное положение и отсутствие иного жилья, так как закон один для всех. А в криминальной истории с приватизацией квартир для особо привилегированных вузовских работников не просматриваются ни непреклонность суда, ни принципиальность вуза.

Вердикт с продуктовым набором

В качестве доказательства в суде гособвинение оперировало любопытным фрагментом оперативной «прослушки»: педагоги обговаривают друг с другом по сотовому телефону содержание продуктового набора, предназначенного в качестве презента за одну из «юридических услуг» по квартирному вопросу.

После недолгих препирательств учителя высшей школы остановили выбор на бутылке водки, банке меда и коробке конфет. В судебном заседании зампрокурора Ленинского района Чебоксар Елена Волкова огласила этот список, так как свидетели по забывчивости никак не могли вспомнить, кому и что покупали, а главное – для каких таких нужд.

Впрочем, траты были разумные и вполне себе оправданные. Помощники председателя Московского районного суда Чебоксар С. Игнатьева и М. Калашникова признались, что строго по указанию Веры Зуевой для ускорения задним числом приводили в порядок судебные постановления, исправляли описки. Оригиналы документов, как заверили помощники, так и не были представлены в материалы дела. Однако свое решение Зуева считала вполне законным и обоснованным.

Линия защиты адвокатов и их клиентов сводилась к отрицанию служебного статуса квартир. «Официально эти квартиры не были признаны служебными, – комментировала ситуацию директор Батыревского филиала ЧГУ Людмила Лялина. – Мы надеемся, что сможем доказать суду свою невиновность документально, опираясь на нормы действующего законодательства».

Иной позиции придерживался бывший первый проректор ЧГУ Николай Григорьев. По его мнению, документы на приватизацию квартир без грифа «служебные» были сфальсифицированы, о чем он как свидетель чистосердечно и в деталях сообщил и следствию, и на судебном процессе. «Мне подсунули в авральном порядке на подпись договора, я их не стал проверять, – пояснил суду Николай Федорович. – К сожалению, только следователь мне потом растолковал последствия невнимательности».

Подсудимые считали себя жертвами заговора и некоего политического заказа. Но для суда данные обстоятельства не имели никакого значения.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.03.2015 18:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх